Экологическая доктрина России как основа для социального согласия

В политическом отношении экологическая доктрина, разрабатываемая по инициативе Президента Российской Федерации на междисциплинарной основе с привлечением ведущих ученых, представителей регионов и при непосредственном участии неправительственных организаций - это веление времени, фактор социальной стабилизации и свидетельство зрелости институтов власти современной России. В методологическом плане такая доктрина - не только необходимая составная часть общенациональной стратегии долгосрочного развития и построения социального государства, но и нечто большее: необходимая критериальная основа для формирования и реализации этой стратегии.

Экологическая доктрина призвана объединить регионы России вокруг общей цели защиты общенационального природного достояния, которое не сводится к ресурсной базе, а составляет важнейшее из условий поддержания высокого качества жизни, понимаемого как интегральный показатель. Этот показатель не имеет, как известно, универсального толкования в различных областях знания, но успешно используется рядом представительных международных организаций в качестве эталона при проведении экспертиз национальных стратегий. В частности, именно для такой прикладной цели Всемирная организация здравоохранения предложила целый набор соответствующих критериев. При этом важно иметь в виду, что некоторая "размытость" понятия качества жизни позволяет представителям всех или почти всех научных дисциплин и сфер практической деятельности найти общий язык при решении теоретических и практических задач, требующих межсекторального или междисциплинарного подхода. А именно к такому классу задач относится разработка экологической доктрины.

Постоянные корректировки наших представлений о качестве жизни неизбежны и обусловлены как развитием наших знаний о взаимосвязи природы и общества, так и развитием институтов самого гражданского общества. Отметим в этой связи, что в "Стратегии развития России до 2010 года" при определении ее цели (и, соответственно, количественных и качественных критериев социально-экономической политики) говорится не о качестве жизни как интегральном показателе эффективности курса, а только о качественном повышении уровня жизни на основе самореализации каждого гражданина. Вероятно, по этой причине среди таких установок стратегии, как резкое повышение уровня жизни населения (предполагается увеличение среднедушевых доходов более чем в два раза, радикальное снижение уровня бедности и т.п.) не нашлось должного места экологическому измерению стратегии. Вместе с тем именно экологическая составляющая качества жизни становится определяющей при корректировке курса на этапе выхода из системного кризиса и связанной с ним трясины массового обнищания.

Ключевая задача государственной политики на этом этапе, прямо вытекающая из положения Конституции Российской Федерации о социальном государстве, - обеспечение равного доступа граждан не только к основным бюджетным услугам, социальным гарантиям и социально значимой информации, но и к природным ресурсам своей земли, к чистым истокам питьевой воды, не отравленной атмосфере, сохраненным лесам. Все это - из области основных прав человека. С этой точки зрения факт разработки экологической доктрины следует рассматривать в контексте стратегического планирования, как важное звено долгосрочной стратегии развития России.

Как отмечается в Хартии европейской безопасности - "Конституции" для ОБСЕ (Стамбул, 19 ноября 1999 года), в настоящее время не только стала самоочевидной угроза безопасности, порождаемая ухудшением состояния окружающей среды и истощением природных ресурсов , но и не вызывает сомнений тот факт, что национальные стратегии должны строиться на основе триединства: экономическая свобода, социальная справедливость и ответственность за сохранение окружающей среды. Более того, в Хартии европейской безопасности, как и в ряде основополагающих документов ООН, этот принцип рассматривается как условие содействия интеграции стран с переходной экономикой в систему мирового хозяйства. Явная тенденция к расширению экологического содержания требований к национальным стратегиям (вплоть до требований отказаться от установок на развитие постиндустриального общества в пользу идеалов биоцентризма) во многом является следствием высокой социальной активности "зеленых" как новой политической силы, заявившей о себе в ряде европейских стран в последние годы. Важно, чтобы мы научились, определяя контуры экологической доктрины России, отделять зерна от плевел, критически осмысливая и используя опыт тех стран, в которых "зеленое движение" оказало существенной влияние на выбор экономических и энергетических стратегий.

Перейти на страницу: 1 2


Другое по экологии

Ветроэнергетика в Калининградской области
Для большинства жителей нашей области не является секретом то, что 97-98% электрической энергии мы получаем из России. На лицо зависимость нашего региона от энергоресурсов Центральной России, а также таможенной политики соседних государств, через чью территорию происх ...